Назад к списку

Легенда из детства.

Трогательная история от методиста НКЦ "Казань" Розалины Шагеевой.


Легенда из детства…Начало пятидесятых… Летний вечер в маленькой деревушке Бикет Зеленодольского, тогда еще Юдинского района... Наступают сумерки… …Вокруг оседают мрак и мгла… Слышны только легкое жужжание пчел , доносящихся из недалекой пасеки, основанной моим дедом, и тихий хор сладострастных сельских мух…Неожиданно , мягко разрывая патриархальную тишину вечернего сумрака , раздаются звуки папиного гобоя…Зажигается керосиновая лампа…Поднимаются занавеси и в прихожую деревянной ароматной избы с шумом вторгаются сестра Каусария и её подружки …Начинается традиционный домашний сельский концерт, весёлые разговоры , загадки и пр. Я вижу, как в дальнем светлом углу возле белой печки с» золотыми накладками» сестра начинает какой-то завораживающий танец… Завершив традиционный круг, она вдруг - уже под звуки гармони – начинает неистово кружиться в какой – то прозрачной , радужно переливаюшейся юбке, напоминающей раскрытый парашют, опускается на колени, создавая мистически развевающийся шар, купол, отбрасывая вокруг целый вихрь воздушных лучей… «Хочу такую же!»- шепчу я маме на ухо , хватая за подол платья, зная что, мама сшила этот шедевр на трофейной машине «Зингер» из фантастического парашютного шелка легендарного нашего родственника – лётчика «дяди Ризвана» из Татарской Слободы Казани... И вдруг умолкаю, заметив на подоле юбки магическую «черную дыру» - роковой след от вражеской пули при приземлении после взрыва фронтового самолёта. О финале его жизни и о судьбе других односельчан военных лет рассказывал отец, человек тонкой души, поэт и музыкант, не состоявшийся в этой профессии из - за жестокой травмы военных лет, которую получил на пороховом заводе Казани, которая перевернула всю его жизнь… Он был председатель сельсовета, лесник, бригадир, и настоящий воспитатель, прививший нам любовь к литературе, поэзии, искусству. Позже я уже узнала, что бессмертный шелк попал в Бикет в суровые годы войны, когда мать Ризвана, слободская наша родственница - мастерица шамаилей - каллиграф Гайша апа спасаясь здесь с дочерью Санией у своей сестры, моей бабушки поэте – сказочницы, которой я посвятила немало строк в своей пэзии) Бибиасмы - от голодной смерти. После гибели сына-летчика Ризвана Ахметова - драгоценный раритет , вместе с его личными вещами и «похоронкой» был доставлен в Казань , к родителям , в «Бисту»…. Прошли годы, вместе с ними и счастливое детство …Но этот эпизод, как далёкий кадр какого-то вечернего языческого бдения-священнодействия на фоне кружащегося в воображении мистического полета и трагического «спуска» - навсегда врезались в память и сопровождают всю жизнь, как светлое нетленное воспоминание о войне и доблести - как вечная «Стена плача» и священное «послание предка» - двадцатидвухлетнего Ризвана Ахметова – летчика и боевого офицера , геройски погибшего в небе над деревней Холохольня близ Твери при исполнении боевого задания . Всё это и запечатлелось в одном из ранних, но сокровенных для меня стихотворений, которая как бы вместила все мои переживания, и я привожу его для читателя: 

 …Обгоревший, как огарок, 

 До краёв изрешечен

- От войны пришел подарок 

- парашютный белый шелк ... 

 Как подбрасывает в небо нас отцовская рука!

на коня сажает лихо, поднимает в облака! 

По картофельному полю нас проносит поутру 

И последняя их нежность – белым шелком на ветру… 

Мы по полю плыли, плыли, 

Словно белый парашют... 

Только угол на подоле пулей немца обожжен!… 

Итак, вспомним священную клятву-девиз поколений: «Никто не забыт - и ничто не забыто»… Для меня имя и великая трагедия совершившегося ночью «михрадж»а моего дяди Ризвана и подвиг представителей его поколения – незабвенны. Имя бойца, лейтенанта экипажа дальнего действия Ризвана Ахметовича Ахметова включено в «вечный свиток» имен героев нашего столетия - в монументальный восьмой том легендарной «Книги памяти»…